Почему суды перестали быть народными?

(притча в пересказе)

 

Когда-то, когда мы ещё помним, на входной двери в суд красовалась надпись «НАРОДНЫЙ СУД». И это воспринималось, как данность. А какой же ещё? Да и в суде кроме судьи правосудие отправляли народные заседатели- действительные граждане из народа, то есть «миниприсяжные».  И это было важно, что в судопроизводстве принимают участие обычные люди «из народа». Но вот, времена изменились, земля и природные ресурсы перестали принадлежать народу, исчезла народная милиция, а вместе с ней и народный суд. Ушли те арбитры, которые ещё помнили принципы, существовавшие в Советском правосудии и пытались адаптировать понятие справедливости к капиталистической системе хозяйствования cвоей новой Родины. Теперь всё стало по-новому. Частные социально- гуманитарные институты по всей стране удобрили почву, на которой выросло зелёное разнотравье. Дикий западный ветер всколыхнул ростки, которые разнеслись по всему правовому полю. Всё это дало всходы… Выросли сорняки.

«Задачей гражданского судопроизводства является правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел», — написано в современном Кодексе.

— А справедливость где?- вопрошает наивный гражданин.

— А «справедливость»- категория субъективная, неопределённая, поэтому для суда неясная! Сказано же «правильное» и «своевременное»,что не понятно? Всё чётко и ясно.

      Жаловался Иван Иванович, проживая в своей малогабаритной квартире, что не хватает его семье места. Всего две комнаты на 4 человека. Мебель скудна. В холодильнике скукота и неприязнь. Дефицит тогда был во всём, при власти-то народной. Но сейчас всё изменилось. Ведь свобода пришла и ворота открыла! Вошли через них звери разные- невиданные. Одного, с длинным хвостом- Ипотекой звали. Выросли дети Иван Иваныча, появились внуки, сам он состарился. Дефицита нет. Но и денег тоже нет. И пригрел Иван Иванович Ипотеку. Но прожорливой тварь оказалась, съела всё, что было. Хвостом своим повымела всё, что было, и по сусекам-то скрести нечем.

— Ну не выгонят же меня из единственной квартиры с внуками? – надеялся Иван Иванович.

Зря он надеялся! Это в народном суде важно, что другого жилья нет и негде жить, а в другом, то есть НЕ народном суде, всех, малых, старых- НА УЛИЦУ. Где вы будете жить и как вы будете жить- никого не интересует. Суд правильно и своевременно рассмотрел дело и передал квартиру обиженному Банку. Правда, квартира- то больше по цене долга перед банком в два раза, но ничего, правильно-это когда долги ростовщикам надо отдавать вместе с процентами (еще Достоевский рассуждал на эту тему). А ростовщики- люди сегодня уважаемые! Это не то, что при прежней (Брежней), то есть, плохой власти. Там, видите ли к какому-то рабочему у станка было больше уважения, чем к скупщику, или (О ужас!) начальнику в Банке. Это же просто безобразие! Вот то ли дело теперь! Свободное общество, в котором ты сам можешь решить, где тебе после выселения жить-  на вокзале или вместе с семьёй на теплотрассе.

          Плачет на улице бабушка. Кончиком платка утирает слезу. Натруженной в злое и ужасное советское время рукой, держит символ Нового времени- банковскую карту. Чудо- дивное! Никаких сберкнижек, никакой бумаги (бережём лес).Это очень удобно. Любой тебе Медведь скажет, что цифровая экономика- это самое главное в экономике! Ну ещё бы, всё переведём в цифру, тогда уж все как заработает…Ещё один великий мудрец-экономист с густыми бровями раньше изрёк истину, что экономика должна быть экономной. Хочется продолжить: хлеб – хлебным, молоко- молочным… и так далее. Закончилось это известно чем. Теперь надо, что бы все деньги хранили исключительно на банковских картах и рассчитывались только по ним.Наличным-бой!

— Бабушка, что вы плачете?- спрашивает сердобольная девочка пионерского возраста с синими волосами.

— Так пеньсию мою с карточки всю фью…ть, этот, «УК» унёс. За прошлые года. Сказали, долг за квартиру, ещё при царе не плачено. Цьессия какая-то, баба евойная, наверно.

      Жаловался, жаловался хозяину ресурсный снабженец. Плохо платят ему за воду, за газ, и за свет холопы. А ведь он всё своими руками в поте лица создавал, потратился. И электростанции строил, и трубопровод по всей стране укладывал, уголь и газ из- под земли выковыривал! Настоящий бизнесмен! Рисковал, трёшку родительскую от приватизации продал и купил всё это брошенное убегающими за границу коммунистами (ну, так он говорил). Теперь, хочет с холопов всей страны ежемесячно мзду получать. А холопы, как на зло задолжали: «Значит, что бы холопы не соскочили, грамоту им через яму справим»,- говорил. В переводе на мирской- по судебному приказу, то есть без суда, и извещения сторон взыщем. А деньги банк с карточки спишет!

 И вот, эта цьессия уже научилась в НЕ народный суд подавать судебный приказ о взыскании коммуналки за давние-давние года, а глупые граждане только отслеживают списание со своих новомодных карточек непонятные суммы в пользу непонятных дядь. Да и прежний принцип: предпочтение в споре- слабой стороне, сейчас не в почёте.

Всё меньше и меньше народ доверяет свои сокровенные проблемы суду. Уж когда совсем невмоготу.

А у Фемиды- женское лицо, как известно. Какая прелесть-ушло старичьё! Туда им и дорога- остаткам Советского режима. «А степная трава пахнет горечью..»- поётся в  советской песне. В степи, что надуло Западным ветром очень пахнет горечью.  И не знает девушка тридцати лет отроду, кому от имени Российской Федерации отдать предпочтение- бабуле, дедуле-бессеребренникам, или уважаемому риэлтору с кожаным портфелем на дорогой машине. А уж если Банк придёт в суд (чуть не забыла она- «ой, у меня там кредит»), так тут и спросу нет! В общем- капитализьм! Тудыт его в качель!

В суде теперь все равны. Никаких предпочтений и преимуществ. Бабушка может также нанять дорогого адвоката, пробить в компьютере любого по имеющимся базам, «перетереть» с уважаемыми бизнесменами о последствиях судебного спора, а потом, вместе с крепкими ребятами в комуфляже объяснить несговорчивой стороне о негативных последствиях необдуманных решений. В общем- у всех равные права!

Ростовщики всех стран- соединяйтесь! — гласит лозунг на новом знамени. Под этим знаменем стройными рядами в неизвестное светлое будущее идут те, кто знает, в чём ТЕПЕРЬ счастье. Шурша кредитками и наличностью без уважения смотрят они на окружающее большинство. Что- то до боли знакомое, но одновременно-новое, даже уродливое, видится в этом. И кто сказал, что это символ нынешнего времени? Может быть всё-таки прошедшего?

 

Александр Павлов.